Рубрики
Канадские технологии

Отношение Канады к иностранному банковскому капиталу

Особая роль канадских банков в социально-экономической жизни страны и опасения по поводу «филиального капитализма» предопределили отношение Канады к иностранному банковскому капиталу. В основе ее политики лежит концепция «юридических лиц с широким участием» (widely held legal entities). Большинство исследователей считают ее принятие в 1967 г. реакцией правительства на покупку местного Mercantile Bank американским First National City Bank (предшественником нынешнего Citybank) и на намере¬ние американского Chase Manhattan приобрести крупный канадский банк Toronto Dominion. В законодательстве «юридическое лицо с широким участием» определяется как корпорация, в которой не разрешается контролировать более 20% голосующих акций и более 30% неголосующих. Крупные банки (с капиталом свыше 8 млрд. кан. долл., или около 6.9 млрд. долл. США) могут быть только юридическими лицами с широким участием. Закон устанавливает норму, согласно которой канадское и иностранное физическое либо юридическое лицо не может быть контролирующим акционером крупного банка. Канадские и иностранные собственники банков поставлены в одинаковое положение. Таким образом, обеспечивается самостоятельность системообразующих банков. В средних банках (с капиталом от 2 до 8 млрд. кан. долл.) до 65% голосующих акций могут принадлежать одному собственнику, в том числе иностранному, однако оставшиеся 35% должны торговаться на фондовой бирже Канады; причем из них одному инвестору может принадлежать не более 20%. При этом сохраняются корпоративная полноценность и национальная идентичность банка, даже если его контролирующим акционером оказывается иностранный инвестор. Ограничений на владение небольшими банками с капиталом менее 2 млрд. кан. долл. нет. При создании североамериканской ассоциации свободной торговли (НАФТА — 1992 г.) Канада сохранила эти нормы в своем праве. За 40 лет, прошедших с момента введения законодательства о юридических лицах с широким участием, его конкретные положения стали более гибкими. Первоначально они содержали строгие ограничения на деятельность иностранного банковского капитала: запрещалось создание филиалов, не предусматривалось владение иностранцами более чем 25% акций канадского банка, общий объем активов дочерних структур иностранных банков не должен был превышать 15% совокупных активов национальной банковской системы. Правило широкого участия предусматривало 10%-ный потолок нахождения акций крупнейших банков в руках одного инвестора. Постепенно эти ограничения были сняты, либо модифицированы с учетом меняющейся экономической ситуации в стране и окружающем мире.